Стили в архитектуре
Классицизм

Классицизм

Классицизм заявляет: «Человек – это звучит гордо». Для классициста само мироздание построено по выверенным канонам, где царствуют стройность и логика и где отсутствуют субъективное и случайное.

Границы классицизма принято определять концом XVII – началом XIX веков (в зависимости от страны). Страны, наиболее приверженные классицизму в архитектуре, – это Франция, Италия, Британия, Германия и Россия. Собственно, классицизм с его идеализмом и равнением на вечность пришелся как раз кстати всем новорожденным империям, которым нужно было подобающим образом обставлять собственное величие. А теория классицизма благодаря развившемуся книгопечатанию распространилась по Европе и за океаном семимильными шагами. Основной труд по геометрии, перспективе и постройкам итальянского автора Себастьяна Серлио хорошо знали везде.

Архитектор классицизма отвергает «взбитые сливки» барокко и настаивает на эталонах гармонии, строгости, логической ясности и монументальности. Собственно, для него не стояло вопроса, объективно искусство или нет. Конечно, объективно, а сам он служит вечности и всему неизменному. Отсюда равнение на ордерную систему, регулярность планировки и симметрию. Человек, как мы помним, это звучит гордо. А регулярность четкость – именно то, что отличает творение человека от стихийной асимметрии природы. Для зданий и парков все это означало появление уходящих в перспективу рядов колонн, идеально подстриженных кустов и десятки метров совершенных скульптур. А завитки, архитектурные складки и рюши – от лукавого.

Архитектор классицизма чаще всего был туристом и ездил в Италию и Грецию смотреть на развалины, творения Палладио, Скамоцци и рисунки Пиранези, а после нес это знание в собственную страну. Так, в частности, случилось и с Иниго Джонсом, ответственным за насаждение классицизма в Британии, и с Робертом Адамом, изменившим облик Шотландии. Немцы Лео фон Кленце и Карл Фридрих Шинкель, сойдя с ума по красотам Парфенона, застраивают в неогреческом духе Мюнхен и Берлин грандиозными музейными и прочими общественными зданиями.

Французы Жак-Жермен Суффло, Клод-Никола Леду и Этьен-Луи Булле создали собственные варианты классицизма: первый все больше осваивал пространства вокруг здания, а Леду и Булле увлеклись радикальной геометризацией форм. Французы (а за ними и русские) вообще из всех европейцев оказались самыми чувствительными к роскоши имперского Рима и не стесняясь копировали триумфальные арки и колонны.

Впрочем, имперские замашки в XIX веке прошли, а вот единая градостроительная политика, доставшаяся от империй, осталась. Упорядочивание городской застройки идет именно от классицистских канонов. Красота Санкт-Петербурга, Хельсинки, Варшавы, Дублина, Эдинбурга – результат именно такой планировки. Хотя классицизму же города обязаны появлением типовой застройки, поскольку каноны были общеприняты и менять их было сложно.

Для России классицизм в архитектуре с его иерархией жанров и строгим жанром как таковым оказался спасительным. Страна, получив от высшего руководства разнарядку с идеями о высшей красоте, принялась ее выполнять (не всегда, правда, силами русских архитекторов – среди них Карл Росси, Андрей Воронихин, Андреян Захаров, Василий Баженов). Во многом Россия до сих пор следует заветам архитектурного классицизма, полагаясь на его успешность, идеологическую близость власти и долговечность.

Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook