Интервью
АВТОР: Ксения Филатова
ФОТО:polka-dot.ru
10.08.2016
Полина Бахтина о современном театральном дизайне
Полина Бахтина о современном театральном дизайне

Полина Бахтина о современном театральном дизайне

Мы встретились с Полиной Бахтиной, сценографом и преподавателем Британской высшей школы дизайна, и поговорили о будущем современного театра, новых технологиях, которые меняют традиционный формат, а также об образовании в сфере театрального дизайна. Полина поделилась секретами профессии и рассказала о проектах своих студентов, которыми гордится. 

Сцена из спектакля Кукольный дом

Сцена из спектакля Кукольный дом

 - Театр для многих людей ассоциируется традиционно с классической музыкой, бархатным занавесом и строгим элегантным дресскодом – расскажите, что из себя представляет современный театр?

Эта ассоциация закономерна. Подавляющее большинство российских театров ценят музейный подход к творчеству. Если же говорить о современном, точнее об актуальном театре, то он весьма разнообразен. Но это всегда пространство повышенного внимания и интенсивного проживания (весьма телесного) настоящего момента. Если раньше существовала идея театра как диалога со зрителем, то сейчас, на мой взгляд, это скорее создание условий для активного зрительского опыта, практики.

Это вовсе не значит, что актуальный театр не развлекателен. Сейчас он как раз балансирует на границе между entertainment, science и contemporary art. Изобретательность, научность и современное искусство, с которым все больше слияния. Чем активнее и неожиданнее синтез, тем для меня интереснее.

Если говорить о формате, то театр отлично себя чувствует вне так называемой театральной коробки. Всевозможные бродилки, променад театр, например, гениальный сериал Remote X, который в разных городах поставили Rimini Protokoll. Уже совершенно не нужно сидеть в зале, а, напротив, ты колесишь по городу, слушая голос в наушниках. Или театр без актеров Хайнера Геббельса. Или театр без декораций Ивана Вырыпаева.

Сцена из спектакля Копы в огне

Сцена из спектакля Копы в огне

- Остается ли театральный дизайн актуальным сейчас, когда цифровые технологии часто приходят на смену традиционным декорациям и костюмам?

Дело как раз в том, что в театральном творчестве нет отдельных загончиков. Вот тут у нас дизайн, тут — режиссура, там — свет, а вот тут технологии. Это все единая гремучая смесь. И в идеальном раскладе в результате компоненты друг от друга не отделимы. Для меня истинная творческая удача — создавать спектакли, в которых все работает на общее. Если ты видишь только красивую сценографию или удачный видеоряд — это провал.

Конечно же, театр бодро использует технологии как новое средство. Это расширяет палитру возможностей, но не отменяет “традиционные декорации”, если мы говорим о решении пространства. Художник работает образами, и не важно, как они воплощаются. Технологии — это новый вызов и повод для игр и экспериментов.

Например, я работала над пластическим спектаклем “Двойца”, посвященном двум полотнам Кандинского для Ночи музеев в Третьяковской галерее. Родилась идея рисовать картины в реальном времени телами перформеров. Я придумала лаконичное пространство, перформеры двигались на полу, а видеохудожник фиксировал сверху видео и проецировал на “полотна”, привнося интерактивные эффекты. Пришла ли технология на смену декорации? Нет, они поженились.

Сцена из спектакля Копы в огне

Сцена из спектакля Копы в огне

- Существуют ли особенная мода/тренды в театральном дизайне? Если да, то что актуально в данный момент в театрах нашего города?

Если мы говорим о Москве, то определенно есть модные театры. Что, кстати, не противоречит хорошему качеству их спектаклей. Это Гоголь-центр, Электротеатр, Театр Наций, по-прежнему Практика, мастерская Дмитрия Брусникина. Что касается театрального пространства, то корректнее говорить о хороших художниках, таких как Йозеф Свобода, Давид Боровский, Дмитрий Крымов, Александр Шишкин, Димитрис Папаиоанну, Роберт Уилсон, Робер Лепаж, Филипп Жанти, Клаус Обермайер, Мишель Гондри, Тим Уолкер. Самобытных, мощных, изобретательных. И тут, к счастью, про моду неуместно. Тут подкупает то, что каждый раз ты можешь посмотреть на вещи с ракурса другого взгляда, и подумать из другой головы.

Сцена из спектакля Кукольный дом

Сцена из спектакля Кукольный дом

- Каким станет театр через 5-10 лет?

Я предчувствую раскол. Видеохудожник Ян Калнберзин недавно нарядил меня в VR шлем. И я потеряла свое тело. Я попала в невероятно манящее визуальное пространство, там можно было смотреть налево и ходить направо, и случился тотально новый опыт присутствия в моменте. Но без тела. Хорошие художники все тащат в театр, и это направление будет активно развиваться. Мне азартно и любопытно, сможет ли виртуальность стать тактильной, а цифровой перформанс — эмоциональным? То есть, сможет ли зритель плакать, смотря на абстрактные шейдерные ландшафты с парящими кубами?

Второй путь — это театр как практика. Интерес к этому типу театру тоже будет только расти. Все мы наблюдаем процесс, когда человечество нуждается и ищет осознанности, присутствия и активного проживания реальности. И всем нам в будничной монтажности не хватает условий для концентрации, для существования здесь и сейчаc. Вот за этой паузой люди, совсем молодые в том числе, и стремятся сейчас в театр.

И в обоих направлениях театр будет более индивидуалистичен, направлен на личность. Будут ставить спектакли на 5-7 человек. Или даже на одного зрителя.

Сцена из спектакля Кукольный дом

Сцена из спектакля Кукольный дом

- У нынешней молодежи проснулся большой интерес к театральной жизни, летом на различных популярных площадках устраивают  открытые представления . Какие существуют особенности театрального дизайна для площадок под открытым небом?

Сценография никогда не существует в пустоте. Она рождается в условиях определенного пространства. И если это проект на улице или в поле, то улица или поле становится этими условиями, мощной частью решения.

В 2014 году я смотрела «Махабхарату» Сатоши Мияги в рамках Авиньонского фестиваля. Грандиозный индийский эпос по-японски. Кабуки, бунраку, Индия, дель-арте, безумная восточная реклама, и всё это в ритме перкуссии, с японской точностью и перфекционизмом, с иронией и хуками «швами наружу». И это был тот самый случай, когда адаптация спектакля под фестиваль сыграла только в плюс. Спектакль играли на фоне гигантской скалы карьера де Бульбон, что придало происходящему убедительную сакральность. Планшет сцены заменили на полукруглый подиум, опоясывающий зрительный зал, и движение героев по нему напоминало движение по бесконечным строкам эпоса. Место питает спектакль, придаёт ему контекст и силу.

Сцена из спектакля Кукольный дом

Сцена из спектакля Кукольный дом

Давайте поговорим об обучении.  Расскажите немного о программе, какие дисциплины в ней являются самыми важными?

Целью программы курса Сценография (Театральный дизайн) является предельная активизация творческого потенциала студента и погружение его в реальную театральную среду и специфику. В течение учебного года студенты делают 6-7 проектов, пара из которых так называемые “живые”: спектакли и перформансы, на которые мы приглашаем зрителей, получаем отзывы. Это самая захватывающая часть программы.

В плане философии преподавания наш подход близок к Хайнеру Геббельсу в Гисенском университете, а по скорости овладевания навыков к бразильской системе. Должно быть очень интересно. Это супер интенсив. Мы избегаем догм. Скорее, приглашаем к исследованию, к поиску новых граней театральной выразительности. Проекты определяются темой и форматом. Например, драматический спектакль, театр художника, опера, кинотанец. На каждый такой блок мы приглашает мастера. Среди наших преподавателей Николай Симонов, Нана Абдрашитова, Мария Трегубова, Вера Мартынова, Владимир Арефьев, Андрей Бартенев. Большое внимание уделено истории театра и искусства, особенно современного. И непременно специфике театральной технологии.

Наше кредо — никакой изоляции. Поэтому, например, в предыдущем учебном году cлучилось несколько коллабораций. Интересным получился проект ‘Мультимедийный театр’ совместно со студентами курса интерактивного дизайна. Другой проект ‘Кинотанец’ позволил погрузиться в сферу съемочного процесса. И, наконец, спектакль “Кандид” совместно с Мастерской Дмитрия Брусникина и Студией Новой Музыки, предпоказ которого прошел в июне этого года.

На курсе собираются яркие творческие личности: архитекторы, промдизайнеры, иллюстраторы, видеохудожники. И уникально, что студенты из разных сфер учатся в том числе друг у друга.

Сцена из спектакля Кандид

Сцена из спектакля Кандид

- Расскажите о проектах, созданных Вашими студентами, которыми Вы гордитесь.

Сильным проектом курса первого набора была «Лаборатория ВЕСНА», отправной точкой которой стал знаменитый балет «Весна Священная», а темой — ритуальность и код жертвенности. В этой лаборатории мы соединили студентов курса «Театральный дизайн» и мастерской новых форм танца «Сота», основанной при помощи премии «Золотая маска» и Института театра. За время проекта художники смогли попробовать себя в роли хореографов и танцоров, понять, из чего строится пластический спектакль, каковы особенности процесса его создания.  Студенты курса получили большой объем информации о ритме, структуре, выразительности тела, о композиции в музыке. Результат представили в форме театра променад, где зритель свободно передвигался по пространству. Резонанс от этих показов был ощутимым, среди зрителей Дмитрий Брусникин, Кирилл Серебреников, Кирилл Вытоптов, представители театра Rimini Protokoll.

В предыдущем учебном году можно отметить проект “Кинотанец” в коллаборации с актерским курсом Ингеборги Дапкунайте и студентами Московской Школы Кино. Итогом этого проекта стал открытый показ, где мы увидели яркие и самобытные кинокартины.

В июне этого года в Боярских Палатах состоялся показ эскиза спектакля “Кандид” по оригинальному тексту Андрея Родионова и Катерина Троепольской. Музыку написал Андрей Бесогонов, режиссер Лиза Бондарь. Актеры знаменитой мастерской Брусникина и музыканты Cтудии Новой Музыки. Получился по-настоящему яркий, бодрый и хулиганский спектакль. Партитура “Песенка про сифилис” уже стала мемом в соцсетях Премьера состоится на большой площадке в октябре этого года.

Почти все наши студенты работают в среде, создают сценографию и костюмы для спектаклей и перформансов, выставляются, даже занимают должности главных художников театра.

Полина Бахтина - иллюстратор, арт-директор, преподаватель Британской высшей школы дизайна

Полина Бахтина - иллюстратор, арт-директор, преподаватель Британской высшей школы дизайна

- Получив образование в сфере театрального дизайна, где можно использовать полученные знания и умения? Наверняка все не ограничивается театральными кулисами?

Театральный художник — homo universalis. Потому как ты и дизайнер, и график, и архитектор, и режиссер, и художник по свету, и модельер, и бутафор, и видео художник. Возможности приложения своего таланта обширны: работа художником кино, сценография выставочных пространств, визуальное решение фестивалей, создание инсталляций, работа как дизайнер костюма и интерьера.  

Сцена из спектакля  Кандид

Сцена из спектакля Кандид

- Что главное в работе театрального дизайнера?

В работе театрального художника главное кайфовать от процесса. И читать на ночь “Технологию сцены” Базанова. Шутка) Получать удовольствие, да. И быть активным, рискованным, включенным. Много смотреть, думать, изучать, но быть верным своему уникальному видению.

Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться