Интервью
АВТОР: Антонелла Боизи
ФОТО:Alessandro Paderni / Eye Studio
01.02.2016
Интервью с Патрисией Уркиолой в ее доме в Милане
Интервью с Патрисией Уркиолой в ее доме в Милане

Интервью с Патрисией Уркиолой в ее доме в Милане

Одна из самых креативных дам современного дизайна Патрисия Уркиола уже несколько лет обживает свои апартаменты в районе Корсо Буэнос-Айрес в Милане. Часть квартиры она переоборудовала под офис, таким образом ей удается совмещать работу и заботу о семье.

Уроженка Испании, дизайнер Патрисия Уркиола живет и работает в Милане уже более 20 лет – с тех пор, как окончила Политехнический университет по специальности «архитектура». Часть своей двухуровневой квартиры, расположенной в постройке начала XX века в районе Corso Buenos Aires, она переоборудовала в офис. Окна выходят во внутренний четырехугольный дворик здания бывшей текстильной фабрики. Здесь все еще чувствуется промышленный дух – благодаря открытым пространствам на трех этажах, где кипит творчество. Стены из отшлифованного цемента облицованы панелями из корабельной доски, двери сделаны заподлицо с отделкой в тон и фактуре стен, полы – из полимера, перила – из белой металлической решетки. Ощущение легкости и хорошее освещение огороженного пространства также получается благодаря поступающему сверху света и двухэтажной зоны, подготовленной для создания инсталляции Ideal House для выставки IMM 2016 – в одном из углов студии. Такой же подход можно увидеть и в жилой зоне: очень просторных дуплекс, выстроенный вокруг «острова взаимоотношений», имеющем продолжение в зоне гостиной-обеденной-кухни, вдоль террасы с огромным числом травы и растений, дизайн которой помог создать ландшафтный дизайнер Стефано Баккари.


В этом прекрасном доме Патрисия живет уже несколько лет. Перемещение всегда соответствует переходному периоду, дает возможность завершить одну главу и начать новую. Мы решили узнать, что принесла сюда Патрисия с собой и что нет, и что это место рассказало ей, когда она нашла и выбрала его. 

 «Оно рассказало мне о возможности кратчайшего пути, соответствующего моему графику, ко многим временным рамкам, которые есть в моей жизни. Каждый должен иметь свой собственный кратчайший путь для убыстрения конкретных моментов. Мне было необходимо объединить публичное и приватное: проекты, поездки, семью и профессию. Внутри надежного убежища, настоящего домашнего рабочего пространства. Для меня студия – это очень личное пространство. Я могу проводить переговоры и одновременно помогать своей дочери делать домашнее задание за этим же столом. Много объектов, начиная с ваз и стульев, постоянно перемещаются из жилища в рабочие пространства, например материалы для ежедневного тестирования. Мы живем в более неустойчивой реальности, чем в прошлом, и нам нужно заново учиться ориентироваться. Мой наставник Маджистретти говорил: «Знаешь, Патрисия, я веду жизнь хорошего профессионала в традиционном понимании: каждый день я хожу в студию, потом домой, я передвигаюсь на велосипеде или на метро, даже если собираюсь в De Padova или в Kartell. Они часто приглашают меня в качестве лектора. Ты перемещаешься в другой мир, и все становится более смешанным, и тебе приходится учиться защищаться».

Что существует в Милане прошлых дней с точки зрения этого нового персонального восприятия?

Поэтика миланских дворов. Раньше я никогда не жила внутри двора. В этом промышленном пространстве я узнала, что такое отношения с соседями, близлежащими садами, уход за задним фасадом здания, растениями и деревьями, которые становятся общим достоянием. Все очень спокойно, как и фоновый шум с улицы. Я заново открыла для себя красоту стиля ар-нуво, хорошо сохранившийся во всем здании, с разноцветным остеклением, воротами из ковкой стали, из которой сделаны фигуры совы, стрекоз и других животных.

Милан сильно изменился с 1990-х годов, когда вы приехали сюда еще студенткой. Как бы вы описали город сейчас, когда здесь проходит Expo?

Я думаю в этом городе, сосредоточенном на себе, в тени его зданий, где всегда довольно спокойно, есть сильная положительная энергия, желание расти. Помимо Expo город идет на риск, анализируя себя, пытаясь закончить множество вещей по графику – ресторан, отель, проект Refettorio Ambrosiano, фонд Prada.


Если говорить о питании, какое блюдо вы предпочитаете? Любите ли вы готовить и как ощущаете себя в пространстве кухни?

Не представляю жизни без гаспачо и картофельной тортильи. Люблю готовить, правда, в последнее время все меньше, потому что много путешествую. Но когда готовлю – отдыхаю. Считаю очень удобной вещью вок. У меня кухня Boffi, она совмещена с обеденной и жилой зонами, чтобы иметь возможность прямого общения с теми, кто там находится. Она мне очень нравится, потому что имеет открывающиеся на 360° двери без ручек. Мне это напоминает сцены из комедии Жака Тати «Мой дядюшка», где герой оказывается в ультрасовременном доме.

Каковы критерии при выборе вещей для каждодневной жизни?

Мне нравится тестировать вещи, которые я создавала для других, смешивать прототипы, находить объекты, винтажные предметы. В этом смысле у меня были великие учителя – Акилле Кастильони и Маддалена де Падова. У меня нет таланта коллекционера, особого отношения к вещам, я не хочу жить в музее. Хотя я очень люблю старые чашки Rosenthal, которые мне подарила мама, зеленую радиолу Phonola, созданную братьями Кастильони и подаренную мне на окончание университета. Еще – лампы Flos, разработанные в 60-х Марио Беллини, которые у меня стоят рядом с кроватью, и рисунок Джо Понти. Эти вещицы составляют мне компанию.


А когда вы были ребенком, чем вы хотели заниматься в будущем?

Я не помню, но уже в конце школы знала, что буду заниматься творчеством и продолжу обучение в Мадриде, потому что в родном городе Овьедо не было архитектурных школ. В Милане, где я оканчивала колледж, я научилась второй профессии – дизайнера.
Ваши работы очень узнаваемы, хотя у них нет четких стилистических знаков. От чего это зависит?
Это вопрос метода: всегда есть что-то главное, основной элемент в проекте, который ведет и направляет, и он должен быть сохранен. Затем я всегда стараюсь найти баланс между архитектурной строгостью и эмоциональным воздействием. Это придает объекту особый шарм, когда он устанавливает эмоциональный контакт с пользователем. Этого сложно добиться, но подобная магия может присутствовать даже в самых обычных объектах. Имеет значение чувственность, внимание к деталям, материалам, мой латиноамериканский дух (как следствие испанского происхождения), воспоминания. В любом случае, если в моих объектах есть что-то общее, это страсть к смешиванию индустриальных вещей и ремесла, масс-продакшена и ручного труда. Это всегда конструктивный диалог, чтобы достичь чего-то нового с кем-то, и неважно, будет ли это женская община из Индии или Сардинии или с промышленностью и ее процессом.

 
Что означает слово «экология» в вашем подходе к дизайну?

Для меня это означает быть информированной и понимать мир, в котором мы живем. В каждом проекте ты можешь создать возможность улучшить элементы, оптимизировать человеческую энергию, вовлеченную в игру.

Над чем вы работаете сейчас?

Я продолжаю эксперименты с разными формулами гостеприимства: это, в частности, проект Heart на Ибице, созданный братьями Адрия и основателем Cirque du Soleil Ги Лалиберте, или, например, новый отель для сети Room Mate в Милане, большой экологический отель в Мумбае и Le Sereno на озере Комо, где я попыталась интегрировать все, начиная с дизайна ложек и заканчивая архитектурой сада.

Опубликовано в журнале INTERNI #42. Вы можете скачать iPad-версию нового номера, загрузить электронную версию для всех носителей, или подписаться на печатный журнал.


Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться