Архитектура
АВТОР: Валерия Исмиева
ФОТО:Adam Mork, Hufton+Crow
14.03.2016
Музыка в архитектуре: оперный театр в Харбине
Музыка в архитектуре: оперный театр в Харбине

Музыка в архитектуре: оперный театр в Харбине

Недавно состоялось открытие Оперного театра в Харбине. MAD аrchitects воплотили в своем проекте образ музыки с ее непрерывным движением и волнообразными и вихревыми трансформациями форм. 

Фрагмент фасада с металлической обшивкой напоминает затухающую волну. На плане представлена схема первого этажа:  вверху – большой зал, слева – малый, справа – открытая площадь перед зданием

Фрагмент фасада с металлической обшивкой напоминает затухающую волну. На плане представлена схема первого этажа: вверху – большой зал, слева – малый, справа – открытая площадь перед зданием


Впечатляющий комплекс построек на так называемом «Острове культуры» элегантно вписан в окружающий равнинный и заболоченный ландшафт близ берега Сунгари. Петлеобразные очертания объемов здания в плане похожи на нарисованный единым росчерком несимметричный трилистник. Формы напоминают отлитые в стекле и металле звуковые волны, вобравшие в себя свободно движущиеся потоки ветра и струи воды, то вздымающиеся, то закручивающиеся и стекающие по извилистым траекториям. Длинные синусоиды очертаний гладких остек­ленных поверхностей окон и стен с белыми металлическими пластинами обшивки, световые проемы, составленные из стеклянных «острых» пирамидок (окно главного фасада, соответствующее основному фойе, окно зимнего сада, смотровой площадки на 56-метровой вершине здания), создают «дышащий» силуэт, приоткрывающий в узких просветах и широких створах внутренние структуры.

снаружи формы здания, обшитого белым металлом, создают впечатление огромных снежных сугробов с ледяной коркой окон, составленных из острых пирамидальных ячеек

снаружи формы здания, обшитого белым металлом, создают впечатление огромных снежных сугробов с ледяной коркой окон, составленных из острых пирамидальных ячеек


Не удивляет, что именно с этим красивым проектом в 2010 году компания MAD Architects, известная своей приверженностью футуристическим, органическим, основанным на продвинутых технологиях проектам, уверенно выиграла открытый международный конкурс на создание культурного центра. В котором были предусмотрены: оперный театр, рекреационные зоны и прилегающий окультуренный ландшафт на болотистом участке общей площадью 180 га. Ма Янсонг (Ma Yansong), учредитель и глава MAD Architects, рассказывает: «Мы представляем Харбинский оперный театр как культурный центр будущего. Это громадная перформативная площадка и в такой же мере публичное театральное пространство. Оно воплощает интеграцию человеческой, художественной и городской идентичности и в то же время гармонично взаимодействует с окружающей природой». 

   

Фрагмент фасада с металлической обшивкой напоминает затухающую волну. На плане представлена схема первого этажа:  вверху – большой зал, слева – малый, справа – открытая площадь перед зданием

Фрагмент фасада с металлической обшивкой напоминает затухающую волну. На плане представлена схема первого этажа: вверху – большой зал, слева – малый, справа – открытая площадь перед зданием


Янсонг утверждает, что архитектура его бюро отражает специфику восточного отношения к природе, но справедливости ради стоит заметить – новый проект MAD хорошо встраивается в вековую европейскую традицию, у истоков которой в начале XX века стоял Алвар Аалто и наиболее успешным и известным продолжателем которой сегодня является Сантьяго Калатрава.

   

Широкая лента остекления вестибюля создает максимальные условия для инсоляции

Широкая лента остекления вестибюля создает максимальные условия для инсоляции


Согласно концепции авторов проекта, пространство в 79 тыс. м 2 выстроено таким образом, чтобы превращать посетителей в соучастников действа. Войдя в большой вестибюль, посетители попадают в охваченное прозрачными стенами вихреобразно закрученное пространство, продолжающее линии фасадов. Прозрачные стеклянные экраны, панели обшивки, паря над вестибюлем, своеобразно трактуют темы северной природы, снега, льда и живых материалов, сочетая граненые, шершавые и гладкие поверхности, прозрачность, белизну, текстуру древесины. Таким образом, богатство впечатлений от сочетаний материалов и форм, эффектов освещения и трансформации объемов настигает зрителей еще до прихода в зрительные залы.
Оба зала, на 1600 и 400 мест соответственно, оборудованы новейшими акустическими системами. Структура большого зала уподоблена внутренности громадного моллюска, при этом через световой фонарь в потолке в него проникает и природное освещение. Обшивка деревом маньчжурского ясеня с характерной светлой шелковистой текстурой своими плавными непрерывными очертаниями замыкает и охватывает «промоины» зрительных лож, балконов и сцены, превращая их в уютные локальные бухты и в то же время связывая в неразрывное композиционное единство. 

Образ волны по-разному трактован в интерьерах. Так, сочетание светлых деревянных панелей и белоснежных стен оптически увеличивает пространство, криволинейные формы сбивают масштаб

Образ волны по-разному трактован в интерьерах. Так, сочетание светлых деревянных панелей и белоснежных стен оптически увеличивает пространство, криволинейные формы сбивают масштаб

 
У малого зала более простая структура – в виде прямоугольной коробки. Из этого зала открывается сквозная перспектива во внешний мир: световое окно расположено за сценой, и стена из прозрачного стекла, снабженная звукоизоляцией, служит своеобразным связующим звеном между театральным и природным пространствами.
Деревянная обшивка интерьеров обоих залов мощными объемными петлями «проступает» и вовне, в пространство вестибюля, смягчая его отвлеченный «снежный дизайн» теплом живого материала и в то же время внося в его разреженную атмосферу брутальную плотность. Подобно тому как в музыке невозможна статика, новый оперный театр в Харбине воплощает идею непрерывного движения и становления, свойственных и живой природе. Встраиваясь в поток архитектурных форм и выбирая индивидуальную траекторию, каждый посетитель выстроит в своем сознании собственный образ здания. И в этом, вероятно, и заключается главная цель, которую успешно осуществили архитекторы.

Волнообразные очертания балконов Большого зала дополнены в верхней части узкими нишами с осветительными приборами

Волнообразные очертания балконов Большого зала дополнены в верхней части узкими нишами с осветительными приборами




Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться