Архитектура
АВТОР: Марина Ширская
ФОТО:Alvar Aalto Foundation
25.01.2016
Два дома Алвара Аалто
Два дома Алвара Аалто

Два дома Алвара Аалто

Журналист Марина Ширская побывала в двух домах Алваро Аалто и убедилась в том, что воспетый великим архитектором функционализм – это манифест вовсе не аскетичности, а изысканной простоты.



Сейчас Мунккиниеми, расположенный в восточной части Хельсинки, считается самым фешенебельным и дорогим районом. Здесь много зелени, до моря рукой подать, а тишину нарушает лишь пение птиц. Когда в 1934 году самый известный архитектор Финляндии Алвар Хуго Хенрик 
Аалто и его первая жена Айно Аалто (тоже архитектор, активное участвовавшая в проектах мужа), приняли решение перебраться вместе с сыном и дочерью из Турку в Хельсинки, это место еще даже не считалось городским районом. И хотя проект его развития был подготовлен другой звездой финской архитектуры Элиэлем Саариненом еще в 1910 году, реальное строительство началось лишь в 30-е годы. В дом на улице Riihitie 20 семейство въехало в 1936 году. Здесь архитектор прожил до конца своих дней (до 1976 года).



Особняк Аалто был одновременно и студией, и жилым домом. Но работа не должна была заходить на территорию домочадцев, поэтому вилла состоит из двух прямоугольных объемов, поставленных на самом краю участка буквой «Г». Эту лаконичность скрашивает деревянная отделка левого крыла и вьющийся по стене дикий виноград. Сразу за входной дверью сотрудники и члены семьи расходились в разные стороны. Архитекторы – направо, в крыло из беленого кирпича, стоящее перпендикулярно дороге, с окнами, сориентированными на север. А семья – налево, в двухэтажный корпус, расположенный параллельно улице. В этой части дома на первом этаже находились просторная гостиная, столовая, кухня, а на втором – спальня, две детские, гостевая, ванная, небольшая гостиная и терраса.



В те времена архитекторы создавали не только само здание, но придумывали и все детали интерьера. Дом Аалто стал настоящей лабораторией, в которой осваивали новые приемы в архитектуре и дизайне. Из вещей, которые не принадлежат авторству Аалто, в глаза бросаются стулья с высокими резными спинками, стоящие вокруг обеденного стола, приобретенные архитектором в двадцатые годы в Италии, необычная бумажная лампа, сделанная во время войны Паулем Хеннингсеном, красующаяся на рояле, гнутая из проволоки скульптурка – портрет Аалто работы Кольдера и любимое архитектором английское «ушастое» кресло, стоящее в гостиной около камина. 

На втором этаже на двери своей комнаты сын Аалто – Хамилькар прикрепил маленькую металлическую табличку с именем своей сестры Йоханны. По-видимому, как и во всех семьях, вопрос отцов и детей и некоторая напряженность в отношениях возникала и у четы Аалто. Таб­личка означала, что мальчика беспокоить не стоит, а если у родителей есть вопросы, то их лучше адресовать сестре.

Конечно, полностью отделить дом от работы, в семье, где папа и мама архитекторы, а гости либо коллеги, либо заказчики, было невозможно. Разговоры о текущих проектах переносились за обеденный стол. Гостиная первого этажа, соединявшаяся через раздвижные двери с офисом, часто превращалась в переговорную. Аалто сам регулярно работал в спальне на втором этаже, где у окна был оборудован рабочий стол и стоял телефон. В конце 40-х заказов стало настолько много, что в доме порой работало одновременно до двадцати человек. Пришлось задуматься о строительстве новой студии. 

Текст статьи полностью читайте в журнале Objekt Россия №28. На печатную версию Objekt можно подписаться на почте, а электронную версию скачать в интернет-киосках.

Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться