Интервью
04.10.2016
Юлия Иосильзон о балансе постсоветской и виртуальной реальности

Юлия Иосильзон о балансе постсоветской и виртуальной реальности

22 сентября в галерее К-35 прошла выставка современной художницы Юли Иосильзон. На экспозиции в рамках нового проекта BlueRed были представлены ее последние работы: семь картин и три видеоинсталляции. Все они полны рассуждений  автора о мироощущении носителей уникального, постсоветского менталитета.

Взаимодействие наследия ХХ века и новейших тенденций, сочетание постсоветской реальности и реальности виртуальной – такие сюжеты читаются на полотнах художницы.

Юля говорит о социальном явлении нынешнего поколения c легкостью и юмором, помогая зрителю взглянуть на привычные явления повседневности под другим углом. Свои размышления и наблюдения Юля транслирует через богатый визуальный язык - от фотографии и видеоинсталляций до шелкографии и живописи. 

Будучи студентом престижной Лондонской школы искусств Slade School of Fine Art UCL, художница сразу же привлекла внимание российских и зарубежных коллекционеров искусства за счет своей уникальной техники письма, сочетающей пластик, силикон, желатин и блестки, а так же интригующим выбором тем для своих работ.

Свое нестандартное отношение к материалам и интересный подход к работе с ними Юля собирала по всему миру, начиная от Парижской школы Parsons, до Новозеландской студии Weta, ответственной за спец-эффекты к крупнейшим голивудским блок-бастерам, таким как "Аватар" и "Властелин Колец".

Мы поговорили с Юлей о лондонском образовании, балансе советской и виртуальной реальности и языке символов.

Расскажите о вашем обучении в школе искусств Slade School of Fine Art UCL в Лондоне. Что дало обучение там?

Обучение в Slade развивает навык смотреть шире и глубже на темы и идеи в картинах, о которых хочется говорить. Одновременно, это влияет на меня и как на художника, и как на куратора своих проектов.
Мне очень помогает критическая составляющая процесса обучения, как, например, личная беседа с тьютором и семинары, на которых видишь мнения других людей относительно твоих работ, это иногда служит неким “третим глазом” и развивает. Безусловно, Slade тренирует навык быть открытым к критике. 

Реализуете ли вы полученные навыки в своем творчестве?

Мои работы очень сильно продвинулись в технике и идеях после поступления в Slade. Изначально моя живопись уступала моим скульптурным навыкам. Сейчас же, она идет рука об руку. Скульптура помогает мне понять лучше тематику моих картин, картины же выступают как “ревизоры” скульптур. В том, что я делаю, одно не может жить без другого. 

Насколько сильно отличается отношение к искусству в Москве и в Лондоне?

Я сторонник лондонского отношения к искусству, нетривиального, идейного и очень разнопланового, продуманного. Я полностью поддерживаю английскую школу искусства, их подход мне ближе: сначала появляется идея, а потом ее физическое лицо. 

Московское же отношение к искусству исходит из сильной академической основы российских художественных заведений. Основное внимание уделяется технике, академической стороне. В последнее время, это стало несколько видоизменяться, западное искусство имеет безусловное влияние на московскую арт-сцену. За этими процессами интересно наблюдать. Только вопрос: куда это все приведет?

Как родилась идея сделать серию работ, в которой довольно неожиданно соединяются постсоветская и виртуальная реальности?

На протяжении долгого времени я наблюдала за тем, что наше общество очень по-разному развивается и видит свое будущее. В некоторых моментах само себе противоречит. С одной стороны люди любят ностальгию, вспоминают детство во времена прежнего политического режима с иными идеалами, а с другой стороны не хотят об этом думать и абстрагируются в параллельную виртуальную реальность, игры, социальные сети, онлайн покупки. Возник вопрос - ностальгия и “как раньше” или жизнь онлайн? Нужно ли их разделять? Могут ли они быть вместе? В этом проекте для меня важнее всего был диалог между моими работами и зрителем, и размышления о том, сможем ли мы найти баланс.

Любовь к процессу работы и особому внимаю к символам мне помог открыть художник Филипп Гастон. Его уникальный взгляд на символы, которые окружали его всю жизнь, помогли мне разобраться в моих символах намного глубже и использовать их как элемент диалога. Символика ВДВ, пионеров и покемонов вводит зрителя в визуальный резонанс, кажется нелогичной, но в то же время сигналит о многих вопросах. 

В ваших работах просматривается желание показать мир с помощью детского, упрощенного восприятия реальности. Почему этот метод оказался вам близок?

Мы все родом из детства, и для меня детство является фундаментом в моих работах. Свои первые ассоциации я получила из детства, интерес к символам и их значениям. Частично применяя анимацию и ее элементы, я могу ей красочно оперировать, привнося в мои работы как эстетический эмоциональный момент, так и смысловой. 

Юлия Иосильзон, Дарья Парфененко (куратор выставки, глава Christies Russia)

Юлия Иосильзон, Дарья Парфененко (куратор выставки, глава Christies Russia)


Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться