INTERNI
28.09.2016
Внутреннее море отеля Mar Adentro
Внутреннее море отеля Mar Adentro

Внутреннее море отеля Mar Adentro

Природа – лучший художник-минималист.  Чтобы проникнуться этой идеей, стоит последовать примеру архитектора Мигеля Анхеля Арагонеса и посмотреть на океанические пейзажи сквозь перспективу архитектурных кулис нового отеля в Сан-Хосе-дель-Кабо в Мексике.

«Приводнившееся» в центре водоема «гнездо» ресторана своим природным обликом создает интригующий контраст с геометрией архитектурного ансамбля жилых зданий.

«Приводнившееся» в центре водоема «гнездо» ресторана своим природным обликом создает интригующий контраст с геометрией архитектурного ансамбля жилых зданий.


Бетон, сталь, стекло, травертин, зеркало воды искусственного «внутреннего моря» и поэтическое воображение – ​из этого набора мексиканский архитектор создал свою метафору покоя и созерцательного общения с природой. Такого, в котором можно испытывать непрерывный восторг открытий от самых простых и потому самых неуловимых вещей: игры отражений и ветра, света и тени, соприкосновений воды и воздуха. Архитектурные формы, тяготеющие к кристаллической простоте, делают эту игру очевидной для каждой пары глаз.

С открытой террасы можно любоваться световыми градациями неба круглые сутки. Искусственное освещение не мешает этому процессу: верхний свет встроен в потолки, подсветки дорожек точечные.

С открытой террасы можно любоваться световыми градациями неба круглые сутки. Искусственное освещение не мешает этому процессу: верхний свет встроен в потолки, подсветки дорожек точечные.


Шесть корпусов отеля Mar Adentro («Море внутри»), словно бы в зачарованности морским простором сошедшие с мексиканского берега и шагнувшие по водам Калифорнийского залива, – ​чем не образ будущего из футурологического фильма вроде «Тринадцатого этажа»? Правда, там высотные жилые здания вырастали прямо в полосе прибоя океана, а Мигель Анхель Арагонес – ​поэт тишины, что очевидно даже из его сопроводительного концептуального текста к проекту, и минималист, убежденный и увлеченный. Белоснежные здания в его проекте соединяет невозмутимое или чуть подернутое рябью зеркало воды, удваивающее высоту монументальных призм. Поверхность водоема прорезают плавные изгибы дорожек. Прочувствовать глубокое дыхание ветреного побережья помогают пространственные цезуры: при площади застройки 47 082 м2 свободная территория составляет 26 454 м2.

Ритмичные группы несущих железобетонных конструкций составляют главные декоративные акценты рекреационных зон.

Ритмичные группы несущих железобетонных конструкций составляют главные декоративные акценты рекреационных зон.


Гладкие белоснежные стены корпусов на 198 номеров и вилл напоминают листы раскрытых книг. На них играет солнечный свет, создавая удивительные каллиграфические композиции. Листы «скреплены» столбиками горизонтальных «прошивок» – ​сквозных окон. Еще архитектурный ансамбль похож на каскад полупрозрачных ширм-кулис, спущенных откуда-то с небесных колосников и расступившихся амфитеатром, чтобы открыть прямую перспективу с видом на океан. Пустое пространство над водоемом оставляет простор взглядам, а тем, кто хочет по-новому осмыслить поэтику пустоты, стоит посетить плетеный кокон ресторана посреди «внутреннего моря» отеля. Оттуда можно подглядеть невозмутимую горизонталь горизонта сквозь «замочную скважину» арки. В нее улетает белая дорожка бесконечной обеденной столешницы, надвое рассекающей интерьер.

Цветные ночные подсветки подчеркивают красоту ритмических групп зданий, развернутых по диагонали к главному корпусу.

Цветные ночные подсветки подчеркивают красоту ритмических групп зданий, развернутых по диагонали к главному корпусу.


Смотреть кино моря и неба удобно и из номеров отеля: логичные модульные системы одинаковых сдвоенных «ячеек» комнат (1 + 1 = стандартный номер; вилла – ​их удвоение, утроение) демократично предоставляют каждому обитателю возможность наслаждаться дарами природы: «сняв» внешние стены, Арагонес аранжировал обстановку интерьеров в традициях безупречного функционализма ценимого им основоположника стиля Миса ван дер Роэ: ни одной лишней детали, досконально просчитанный и прочувствованный комфорт тактично прячется за скупыми прямыми линиями, ничем не отвлекая внимания от экранов окон.

Снежно-белый цвет царствует и в интерьерах. Легкий теплый песочный оттенок имеют только напольные покрытия из натурального травертина.

Снежно-белый цвет царствует и в интерьерах. Легкий теплый песочный оттенок имеют только напольные покрытия из натурального травертина.



Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться