INTERNI
АВТОР: Анна Гусева
ФОТО:архивы пресс-служб
12.08.2016
Феномен современной японской архитектуры
Феномен современной японской архитектуры

Феномен современной японской архитектуры

За последние несколько лет японские архитекторы один за другим становились лауреатами архитектурной нобелевки – Притцкеровской премии. Их постройки, выставки и лекции неизменно привлекают огромное внимание. Наш рассказ – попытка ответа на вопрос, в чем заключается феномен современной японской архитектуры.

В 2011 году Притцкеровской премии удостоился архитектурный дуэт SANAA, а в 2013 и 2014-м друг за другом награду получили Тойо Ито и Сигэру Бан. Имена и других архитекторов, таких как Кэнго Кума, Тайра Нисидзава или Со Фудзимото, известны далеко за пределами Японии.

Деревянные балки образуют консольную структуру, которая часто применяется в традиционной архитектуре Японии. Фото: Takumi Ota Photography

Деревянные балки образуют консольную структуру, которая часто применяется в традиционной архитектуре Японии. Фото: Takumi Ota Photography

За последние двадцать лет японская архитектура из локальной, отчасти экзотичной и просто интересной школы стала не только глобальным явлением, но явлением, задающим тон в мировой архитектуре. И это при том, что сама японская архитектурная школа – совершенный новичок в мире архитектуры: ей чуть более ста лет. В свет японская архитектура вышла фактически только в 1960-е годы, когда стадион Ёёги, спроектированный Кэндзо Тангэ для Олимпийских игр 1964 года, произвел фурор. И все-таки даже сегодня, несмотря на очевидную интернациональность японской архитектуры, ее локальная самобытность очевидна как никогда. Так что такое современная японская архитектура и почему она привлекает к себе внимание именно как явление? Что происходит с ней сейчас и куда она движется?
В современной японской архитектуре (как, впрочем, и в почти любой другой) можно условно выделить три потока. В первом будут находиться архитекторы-звезды, которые уже сформировались и заслуги которых уже признаны в глобальном масштабе, такие как Тадао Андо или Тойо Ито. Во втором – архитекторы, которые хорошо известны в архитектурных кругах мира, но еще не вышли на обложки популярных журналов. К ним можно отнести Тайра Нисидзаву, Со Фудзимото или ателье «Бау-Вау». И в третьем – молодые архитекторы.

Интерьер бара Якитория в пригороде Токио, созданный Кэнго Кумой. Фото: Erieta Attali

Интерьер бара Якитория в пригороде Токио, созданный Кэнго Кумой. Фото: Erieta Attali

Кэнго Кума, SANAA, Сигэру Бан, Тойо Ито – все эти архитекторы не только известны, но и активно работают за пределами Японии. Кума много строит в Китае, проекты Бана по созданию жилищ для пострадавших от стихийных бедствий используются от Азии до Африки, Тойо Ито приглашают работать в Европу. В Японии они сейчас занимают позиции лидеров. Из их ателье уже вышло не одно поколение молодых архитекторов, и не только японских. И хотя каждый из них обладает ярким и неповторимым стилем, общие черты все же можно выделить. Это в первую очередь внимание к взаимодействию внутреннего и внешнего пространства, внимание к свойствам и возможностям материалов, а также к деталям и качеству исполнения даже во временных проектах.

Павильон Leaf chapel на территории отеля Risonare hotel resort в Kobuchizawa, разработанный бюро Klein Dytham architects. Фото: Klein Dytham architects

Павильон Leaf chapel на территории отеля Risonare hotel resort в Kobuchizawa, разработанный бюро Klein Dytham architects. Фото: Klein Dytham architects

Например, бумажные конструкции Бана, созданные из картонных тубусов, могут удивлять простотой формы и безыскусностью отделки, но никогда не будут простоватыми или скучными. Бан превратил бумагу, один из самых традиционных материалов японской культуры, и архитектуры в частности, в новый строительный материал. В результате экспериментов Бан разработал фактически новую технологию строительства из самого экологичного и дешевого материала – бумаги.

Павильон Leaf chapel на территории отеля Risonare hotel resort в Kobuchizawa, разработанный бюро Klein Dytham architects. Фото: Klein Dytham architects

Павильон Leaf chapel на территории отеля Risonare hotel resort в Kobuchizawa, разработанный бюро Klein Dytham architects. Фото: Klein Dytham architects

По значимости для японской культуры бумагу превосходит только дерево, которое занимает особое положение. Дерево всегда было и до сих пор остается основным строительным материалом. Из дерева строят святилища, храмы и жилые дома. В современной Японии более половины всех частных домов по-прежнему строится из дерева. И не только домов, но и общественных зданий. Одним из ведущих мастеров по работе с деревом является Кэнго Кума. И хотя в его портфолио можно найти здания из пластика, стекла и бетона, именно проекты с деревом принесли ему известность и премии. Кума использует дерево как художник палитру. В зависимости от задачи дерево превращается в несущую конструкцию, как в лаконичной гигантской консоли Музея деревянного моста в Юсухару (2010), или в тонкую сетку, окутывающую пространство, как в павильоне Sunny Hills (2013) в Токио, или в архитектурные жалюзи, как на фасаде здания компании One (2003) на бульваре Омотесандо в Токио. Другим мастером по работе с деревом является архитектор Тайра Нисидзава. Сложные инженерные конструкции, такие как решетка для спортивного зала лесничества в Томоти (2004), привлекли к нему внимание. В то же время Нисидзава не боится скрыть конструкции и, обратившись к простейшим формам, отдать дань эстетическим качествам дерева.

Сигэру бан, собор CARDBOARD в Новой Зеландии, 2013. Фото: Stephen Goodenough

Сигэру бан, собор CARDBOARD в Новой Зеландии, 2013. Фото: Stephen Goodenough

В церкви Сун Пу (2008) фасады, покрытые необработанной щепой, превращаются в сложную многослойную поверхность, напоминающую скорее ткань, чем твердую стену. И цвет этой «ткани» будет меняться со временем под воздействием солнца, ветра и дождей, постепенно трансформируясь от теплого золота свежего дерева к холодному серебру. Таким образом, здание будет изменяться, так же как и все живое вокруг, позволяя архитектуре растворяться в окружающем пейзаже.
Тойо Ито предпочитает работать с железобетоном, стеклом и пластиком, которые позволяют ему воплощать самые смелые конструктивные замыслы. Можно сказать, что Ито, экспериментируя с формой и конструкцией, постоянно пытается нащупать адекватное современному человеку пространство. Даже его самые смелые по формам или конструкции здания, такие как Torres Porta Fira (2010) в Барселоне в Испании, «Медиатеки» в г. Сэндай в Японии (2000) или библиотека Университета Тама (2004) в Токио, созданы для человека и с учетом окружающего их ландшафта, в который встраиваются новые формы.

Тойо Ито, музей на острове Омишима. Фото: Daici Ano

Тойо Ито, музей на острове Омишима. Фото: Daici Ano

Архитекторы Кадзуё Сэдзима и Рюэ Нисидзава (SANAA) также выступают за минимальное проявление архитектуры вовне, отдавая предпочтение простым геометрическим формам, нейтральному белому цвету и прозрачному стеклу, пропускающему свет и краски окружающей природы. SANAA часто убирает непроницаемые стены до минимума, превращая здание фактически в навес или группу отдельно выделенных пространств, как в Музее современного искусства в Канадзава (2004) или как в традиционном японском здании, где стены заменялись раздвижными перегородками.

Тойо Ито, Городской музей Яцусиро. Яцусиро, Япония. 1988–1991 годы.  Фото: Tomio Ohashi/Toyo Ito and Associates

Тойо Ито, Городской музей Яцусиро. Яцусиро, Япония. 1988–1991 годы. Фото: Tomio Ohashi/Toyo Ito and Associates

Архитектор Со Фудзимото также предлагает отказаться от привычных нам стен, отделяющих человека от внешнего мира и диктующих ему направление движения. Его проект для галереи «Серпентайн» 2013 года был решен как белая сетчатая структура, перемещение по которой производило впечатления прогулки по облаку. Фудзимото предлагает трактовать и жилой дом не как «крепость», а как открытое сообщество размещенных на разной высоте открытых пространств, взаимодействующих друг с другом и с окружающим миром подобно веткам одного дерева (Дом NA в Токио, 2011).

Тайра Нисидзава, церковь Сун пу – виды снаружи и интерьер. В зависимости от освещения интерьер церкви постоянно меняется. Фото: Shinkenchiku-sha

Тайра Нисидзава, церковь Сун пу – виды снаружи и интерьер. В зависимости от освещения интерьер церкви постоянно меняется. Фото: Shinkenchiku-sha

Надо заметить, что жилая архитектура как никакая другая тема важна для понимания японской архитектуры. И не только потому, что жилые дома преобладают количественно над другими типами построек или потому, что все молодые архитекторы начинают со строительства частных домов, но и потому, что частные дома, как правило, самые необычные. Консерватизм и верность традициям японского общества широко известны, и тем не менее японские заказчики, как никакие другие, склонны идти на эксперимент.

Тайра Нисидзава, церковь Сун пу – виды снаружи и интерьер. В зависимости от освещения интерьер церкви постоянно меняется. Фото: Shinkenchiku-sha

Тайра Нисидзава, церковь Сун пу – виды снаружи и интерьер. В зависимости от освещения интерьер церкви постоянно меняется. Фото: Shinkenchiku-sha

Сложные условия строительства внутри японских городов с их высокой плотностью и высочайшими ценами на землю заставляют архитекторов выкручиваться. Иногда в самом прямом смысле. Молодое бюро Alphaville Architects, проектируя дом для небольшого вытянутого и зажатого между другими домами участка предложило рассечь пространство и построить дом зигзагом (House Twisted, 2007). Такое нетривиальное решение позволило избежать появления длинного узкого амбара, наполнить помещение светом и даже окружить дом небольшим садом.

Деревянный мост-музей в Юсухара, построенный Кэнго Ккумой в префектуре Коти. Мост-музей соединяет два здания, но помимо функциональности моста он выполняет функции галереи. Фото: Takumi Ota Photography

Деревянный мост-музей в Юсухара, построенный Кэнго Ккумой в префектуре Коти. Мост-музей соединяет два здания, но помимо функциональности моста он выполняет функции галереи. Фото: Takumi Ota Photography

Молодой архитектурный дуэт Маки Ониси и Юки Якуда (о + h Architects), проектируя дом для крохотного участка в центре Токио, использовал другой прием, чтобы раздвинуть пространство. Они «оплели» дом лестницей, которая соединила комнаты сердцевины и наружного пространства. Такая «Двойная спираль» (2011), как назвали этот дом, с одной стороны, сохраняет приватность частной постройки, с другой – дает возможности для общения между членами семьи и, что немаловажно, не превращает дом в закрытую от мира коробку.

Сигэру бан, художественный музей в Аспене, Колорадо. Фото: Michael Moran

Сигэру бан, художественный музей в Аспене, Колорадо. Фото: Michael Moran

Хотя иногда можно залезть и в коробку, правда, если ее разработали архитекторы. Микродом Paco (Schemata Architects, 2009) – это всего лишь куб размером 3х3х3 м, но в котором можно подвесить гамак, работать за столом, спать и даже принимать душ.

Тайра Нисидзава как-то заметил, что задача современной архитектуры не в создании новых форм или конструкций, но в создании новых гармоничных взаимоотношений между зданием, человеком и окружающей средой. Можно сказать, что эта задача максимум и является тем единым коэффициентом, который связывает разных архитекторов различного статуса и поколений в понятие «современная японская архитектура».

Кэнго Кума, здание музея и культурного центра в Фукуока. Фото: Erieta Attali

Кэнго Кума, здание музея и культурного центра в Фукуока. Фото: Erieta Attali


Текст: Анна Гусева

Опубликовано в журнале INTERNI №48.
На печатную версию журнала можно подписаться, а юбилейный номер INTERNI №50 уже сейчас доступен в электронных киосках. Подробнее.

Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться