INTERNI
04.08.2016
Вилла E-1027 открывается после реконструкции
Вилла E-1027 открывается после реконструкции

Вилла E-1027 открывается после реконструкции

Вилла c загадочным названием E-1027, расположенная на Французской Ривьере, открывается для публики после масштабной реконструкции.

«Entrez Lentement («входите медленно») – написала Эйлин Грей над входом особняка, проект которого она разрабатывала в течение нескольких лет – с 1926 по 1929 годы – для себя и своего друга, архитектора и журналиста Жана Бадовичи. В мае этого года знаменитое творение Грей на Французской Ривьере официально откроется для всех, кто желает насладиться спокойствием этого удивительного места.

Главная спальня; на переднем плане – нонконформистский стул. Фото: Tim Benton – FLC/ADAGP, Париж, 2015

Главная спальня; на переднем плане – нонконформистский стул. Фото: Tim Benton – FLC/ADAGP, Париж, 2015


Особняк перенес годы полного забытья и войны, периоды заброшенности. Но недавно творение Эйлин Грей пережило масштабную реконструкцию, которая стала возможной благодаря Conservatoire du littoral и поддержке администрации города Рокбрюн-Кап-Мартена. Источником для вдохновения послужили документальная лента «Грей имеет значение» Марко Орсини и художественный фильм «Цена желаний» Мэри Макгакиан, посвященные жизни Грей. Обе эти работы свидетельствуют о том, что даже через 40 лет после смерти Эйлин ее творчество вдохновляет, но в то же время остается недопонятым, как и проект виллы E-1027.

Одна из росписей, созданных Ле Корбюзье в интерьере дома Эйлин Грей.  Фото: Manuel Bougot – FLC/ADAGP, париж, 2015

Одна из росписей, созданных Ле Корбюзье в интерьере дома Эйлин Грей. Фото: Manuel Bougot – FLC/ADAGP, париж, 2015


Подход к созданию этого проекта был изначально нестандартным, начиная с названия Е-1027. Расшифровка такова: Е – первая буква имени Eileen, 10 – десятая буква латинского алфавита и первая имени Jean (Жан), 2 – вторая в алфавите и первая для фамилии Badovici (Бадовичи) и 7 – седьмая в алфавите и первая в фамилии Gray (Грей). Архитектор по призванию и профессии, Эйлин Грей создавала свой дом по образу и подобию живого организма, ру­ководствуясь правилом «форму­ла – ничто, жизнь – все». «Дом – это не механизм для проживания, а укрытие человека, его духовное выражение, продолжение. Не только визуальная гармония, а вся организация пространства должны работать на то, чтобы сделать дом человечным в полном смысле этого слова», – объясняет идею проекта Питер Адамс, биограф и друг Эйлин Грей. Белый дом на склоне берега, расположенный в уединенном месте, напоминает яхту, готовую к спуску на воду, – своего рода автопортрет Эйлин Грей в архитектурном выражении.

Фото: Manuel Bougot

Фото: Manuel Bougot


Помимо вышеупомянутой фразы «входите медленно» особняк украшают и другие надписи: «смех запрещен», «приглашение к путешествию», «один путь», что говорит о нестандарной личности дизайнера. Эйлин Грей отрицала интеллектуальность и техническую ориентацию авангарда, обращаясь к более эмоциональному и инстинктивному, антидогматичному подходу, позволяющему мастерски выражать пять принципов новой архитектуры Ле Корбюзье, – конструкция на колоннах, терраса на крыше, открытая планировка, свободные фасады, длинные окна.

Кстати, именно вилла E-1027 вдохновила знаменитого Ле Корбюзье на создание его известного проекта Cabanon – небольшого строения площадью 366 x 366 см, которое он построил рядом, чтобы жить и работать над другими грандиозными проектами. Архитектор восхищался виллой E-1027, о чем писал в одном из своих писем: «Она имеет уникальный дух, которым пронизана вся его организация и придает современной мебели величественный, очаровательный вид».

Вилла Е-1027, которую Эйлин Грей проектировала в 1926–1929 годах для себя и своего друга Жана Бадовичи. Фото: Manuel Bougot

Вилла Е-1027, которую Эйлин Грей проектировала в 1926–1929 годах для себя и своего друга Жана Бадовичи. Фото: Manuel Bougot


Грей всегда руководствовалась мыслью, что «архитектура должна быть украшением сама по себе, в ней необходима игра линий и цветов, которые должны идеально сочетаться с атмосферой пространства, поэтому любая живопись в интерьере не только бессмысленна, но даже может испортить его». Это она писала и в своей статье для журнала L’Architecture Vivante, которым руководил Жан Бадовичи. Однако нарушил эти правила не кто иной, как Ле Корбюзье: во время своего пребывания в гостях он «испортил» интерьеры Грин, сделав на стенах несколько ярких росписей.

Гостиная после реновации; мебель и ковры дизайна Эйлин Грей, которые сегодня производит фабрика Classicon согласно разрешению, полученному от владельца лицензии Aram design. В интерьере – кресло Bibendum и передвижной бар Rivoli. Фото: Manuel Bougot – FLC

Гостиная после реновации; мебель и ковры дизайна Эйлин Грей, которые сегодня производит фабрика Classicon согласно разрешению, полученному от владельца лицензии Aram design. В интерьере – кресло Bibendum и передвижной бар Rivoli. Фото: Manuel Bougot – FLC


Из-за замкнутости Грей и проявления сексизма в эпоху модернизма XX века, когда женский дизайн был ограничен, Эйлин должна была свидетельствовать авторство у Бадовичи (вместе с ним она придумала эллиптическую лестницу), а затем у Ле Корбюзье. Постепенно имя Грей стало исчезать с архитектурной сцены, а ведь в 1920-е годы она была очень известна в Париже. В конце 60-х годов о ней вспомнили критики и галеристы, а следующий взлет в творчестве пришелся на 2009 год, когда кресло ее дизайна, попавшее в коллекцию Ив Сен-Лорана, было продано на аукционе Christie’s за астрономическую сумму. В действительности судьба Грей больше связана с дизайном, хотя многие считают ее «матерью архитектуры». Мебель, которую Эйлин создала для E-1027, стала классикой дизайна и эталоном мобильности, мультифункциональности и качества. Предметы могли вращаться, складываться, были эргономичны и функциональны. Благодаря этим разработкам открытое пространство становилось многофункциональным и гармонировало с архитектурой. 

Вид на гостиную в период реновации. Именно тогда возникла идея сделать черно-белый фон, чтобы выделить яркую роспись Ле Корбузье. Фото: Tim Benton – FLC/ADAGP, Париж 2015

Вид на гостиную в период реновации. Именно тогда возникла идея сделать черно-белый фон, чтобы выделить яркую роспись Ле Корбузье. Фото: Tim Benton – FLC/ADAGP, Париж 2015


Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться