Новости
АВТОР: Анжелина Вин
02.06.2014
Барт Голдхоорн: об Арх Москве 2014 и заборах капитализма
Барт Голдхоорн: об Арх Москве 2014 и заборах капитализма

Барт Голдхоорн: об Арх Москве 2014 и заборах капитализма

Барт Голдхорн - архитектор и критик архитектуры, лектор и куратор выставки Арх Москва 2014

Барт Голдхорн - архитектор и критик архитектуры, лектор и куратор выставки Арх Москва 2014

Нидерландского архитектора, критика современной архитектуры и певца урбанизма Барта Голдхоорна с Россией связывает очень многое: он живет на 2 страны с 1993 года. Впервые посетив Москву в 1993 году, архитектор вскоре стал инициатором создания двуязычного журнала «Проект Россия», издателем которого остается до сих пор. Как куратор выставки Арх Москва 2014 Барт Голдхоорн поделился с редакцией RDH своим взглядом на российскую архитектуру и кварталы, которые стали главной темой выставки.

Выставка Арх Москва, экспозиция «Кварталы». Испанские кварталы

Выставка Арх Москва, экспозиция «Кварталы». Испанские кварталы

- Почему в своем манифесте вы задали именно такую тему – кварталы?

- Это горячая тема. После того как объявили, что будет меняться градостроительная политика, действительно все архитекторы и девелоперы начали работать в этом направлении. Я сам был удивлен, сколько уже готовых проектов, некоторые из них уже строятся. Действительно идет замена микрорайонной застройки квартальной.

- Чем принципиально отличается квартальная застройка от микрорайонной?

- Квартальная застройка соответствует условиям капитализма, потому что она связана с собственностью на землю. Что такое микрорайон в оригинальном исполнении? Это большое поле, на котором стоят башни, отдельные секции. Идея была в том, что все открытое пространство – общественное. В Советском союзе все было именно так, не было приватного пространства. В момент, когда начинается капитализм и частная собственность на землю, у каждого дома появляется свой участок. И есть граница между своим, приватным и чужим, городским.

- А в микрорайонах границ как таковых нет?

- Не было, но сейчас появляются, потому что есть проекты межевания, когда у каждого дома свой участок. Этот процесс сейчас идет, и уже видно, что в старых районах появляются заборы.

- Но они же неудобны! Раньше можно было пройти напрямую через двор, а сейчас надо делать несколько километров крюка.

Это очень плохо для города, а для пешехода особенно. На первых этажах уже нельзя разместить каких-либо заведений, потому что к ним уже не подойдешь. Когда микрорайон пытается адаптироваться к капитализму, получается плохой результат. Квартальная застройка отличается от микрорайона тем, что дом помещается на участок. Дом и проект решает проблему границы между частной землей и общественной.

- Как именно решает? Сейчас, например, в Амстердаме, там же не строятся небоскребы, а в Москве многоквартирные дома – это небоскребы, и вокруг такого большого дома получается большой участок.

- Значит, это плохой проект. В хорошем проекте даже вокруг небоскреба можно решить проблему границы участка. Делается низкий корпус, на котором стоит этот дом. Или высокий дом разбивается на несколько, не таких высоких. С квартальной застройкой можно достичь того же количества квартир, что и с высоткой. Это миф, что большую плотность можно получиться только в небоскребе: низкие дома можно поставить ближе. Именно эти проекты показали на выставке Арх Москва как это правильно делать, какие есть возможности достижения большой плотности при квартальной застройке.

Выставка Арх Москва, экспозиция «Кварталы»

Выставка Арх Москва, экспозиция «Кварталы»

- То есть, это будет фотовыставка, на которой будут показаны проекты? Реализованные или нет?

- И те, и другие.

- Проекты по всему миру?

- Нет. Основная часть – это именно российский опыт, кварталы, которые начали строиться в последнее время или будут строиться. Кроме этого есть выставка голландских кварталов, нью-йоркских, скандинавских.

- Опыт квартальной застройки в Нью-Йорке был успешен?

- Почему нет, это очень успешный город. Там очень хорошо показано, что небоскребы можно строить в квартальной застройке. Они выходят прямо на улицу и нет никаких проблем с обходом частной территории. Конечно, в Советской России тоже было понятие «квартал», но там подразумевалась огромная территория, и это совсем другой масштаб. В Нью-Йорке кварталы совсем маленькие.

У интереса к квартальной застройке – огромная история. Китайские города три тысячи лет назад строились в виде кварталов, римские города, вся Южная и Северная Америки, Европа, разумеется. Это серьезная традиция, и кварталы смогли так развиваться благодаря вариантам, которые возможны при их реализации.

В России сейчас надо заново придумать, как строить. Разумеется, это нелегко, разумеется, нельзя просто копировать зарубежные здания. Надо найти свой вариант. Например, я заметил, что по размеру русские проекты отличаются от зарубежных. Я считаю, что квартальная застройка тесно связана с частной собственностью на землю.

- Но если частная собственность ведет к огораживанию, то по городу очень неудобно ходить.

- Проблема в очень широкой уличной сетке. В Европе она намного мельче и нет проблем, пройти куда надо. Поэтому и нужен русский вариант кварталов: они могут быть большими, но, например, в них должен быть всегда проход для пешеходов. Все это можно заложить в проектах, заранее. Проблему разделения пространства для жителей, посторонних и автомобилей надо решать архитектурными средствами, а не заборами. Это и есть задание.

- Кто по-вашему мнению из зарубежных архитекторов является самым новаторским в решении именно этой проблемы?

- Кварталами занимаются в первую очередь не архитекторы, а градостроители.

Выставка Арх Москва, макеты

Выставка Арх Москва, макеты

- Мне очень понравились работы Шона Харрингтона, его зеленая архитектура и использование пространства. В Голландии есть подобные проекты?

- В Голландии очень высока плотность застройки, там не любят высокие дома. Там серьезная традиция квартальной застройки, как и в других странах – Германии, Дании, Франции – где развита многоквартирная застройка. В Великобритании, например, это не так популярно, там очень многие живут в отдельно стоящих домах. Но западный опыт все же самый распространенный.

- Приведите какой-нибудь самый известный пример современного квартала.

- Например, амстердамский район Эберх на искусственно созданном острове, где у каждого района был свой архитектор. Но этих фотографий на выставке не будет, зато будут 32 проекта со всего мира, лучше всего отображающие современную квартальную застройку. Каждый квартал – это свое произведение архитектуры. Очень важно разнообразие. В России его пока нет.

Можно брать проекты у девелоперов и строить их по всему миру. Не двадцать одинаковых кварталов в одном месте, но двадцать одинаковых по всему миру. Если бы все так делали, мы бы получили разнообразный город. Люди весь носят одинаковую одежду, но поскольку они не ходят все рядом, мы все равно видим разнообразие.

Чтобы получить открытый урбанизм, необходимо, что муниципалитет взял под свое крыло градостроительство. А сейчас девелоперы получили по куску земли, и у них нет ответственности за него. Муниципалитет должен заложить сетку, в рамках которой девелоперы уже будут реализовать свои проекты, но это большой шаг. В Москве сейчас ситуация, когда государство практически отказалось от градостроительства.

- Меня пугает, что в Росси практически нет проектов западного уровня. За двадцать лет не произошло никакого движения. Даже среди общественных зданий. Вы можете назвать хотя бы несколько таких, которые находились бы на уровне с мировой архитектурой? Что вы печатаете в «Проект Россия»?

- Алексей Козырь, например. У него достойные работы.

- Но это частное строительство.

- Да, самые удачные примеры – это всегда частные дома.

Выставка Арх Москва, макеты

Выставка Арх Москва, макеты

Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться