Новости
АВТОР: Интервью: Анжелина Вин, расшифровка: Ксения Шмыдкая
15.01.2014
Ренни Рамакерс: о неСвободе дизайна
Ренни Рамакерс: о неСвободе дизайна

Ренни Рамакерс: о неСвободе дизайна

Голландский дизайнер Ренни Рамакерс. Фото: Richard Legge

Голландский дизайнер Ренни Рамакерс. Фото: Richard Legge

Ренни Рамакерс – идейный архитектор знаменитой голландской студии Droog, бизнес леди от дизайна, искусствовед и преподаватель рассматривает современный дизайн практическом и экологическом ключе. В своем интервью для RDH.ru в Москве, во время открытия выставки «Новая роскошь. Голландский дизайн в эпоху аскетизма», Ренни Рамакерс (Renny Ramakers) рассуждает о свободе и несвободе дизайна и искусства.

Стул Chair of Textures, дизайн студии Tjep. для Droog Studio, 2006

Стул Chair of Textures, дизайн студии Tjep. для Droog Studio, 2006

- На вашем сайте я видела манифест студии Droog, в котором «антизаявление» и «никакого нонсенса» - главные. Какой смысл вы вкладываете в эти понятия?

- С этого мы начинали двадцать лет назад, с антизаявлений, потому что тогда главным в дизайне был стиль, и в разговоре о дизайне речь всегда шла об определенном стиле. Мы хотели показать противоположное, создать принципиально другую мебель, вне рамок какого бы то ни было стиля. Например, комод Chest of Drawers дизайнера Тейо Реми (Tejo Remy), 1991 г. – это антизаявление, антипротест против обыденности, который призывает не разрушать, а создавать другую обыденность, или, например, скамейка Tree Trunk, которую спроектировал Юрген Бей (Jurgen Bey) в 1999 г. В настоящее время очень многие дизайнеры работают с переработанными материалами, но тогда в дизайне все заботились о совершенстве, о стиле, который доводился до нонсенса. Противоположное и стало антизаявлением. Сейчас же, двадцать лет спустя, нельзя сказать, что мы перешли к заявлениям, но мы определенно повзрослели.

Комод Chest of Drawers, дизайнер Тейо Реми для Droog Studio. Фото: Gerard van Hees

Комод Chest of Drawers, дизайнер Тейо Реми для Droog Studio. Фото: Gerard van Hees

- То есть, вы стали создавать нарочито несовершенные объекты, в которых визуальные дефекты являются особенностью дизайна?

- Да, именно так. Еще очень важны были простые, дешевые материалы. Ведь, например, кресло Rag Chair дизайнера Тейо Реми, 1991 г. сделано из старой одежды, но оно стало знаковым предметом дизайна ХХ века. Важно было придумывать максимально простые предметы с точки зрения материалов и технологий, но непростые с точки зрения идей, как, впрочем, и сейчас, хотя, конечно, неправильно будет считать, что двадцать лет спустя мы делаем все то же самое.

- А что в вашем понимании значит фраза «никакого нонсенса»?

- Это ясное представление идеи в предмете, ее оголение, ясное представление. Никакого нонсенса, то есть никаких сложностей. Тогда, 20 лет назад, дизайнеры все приговаривали, как тяжело делать мебель, как тяжело делать стулья, а мы брали и скрепляли всё ремнем, как например, сделан комод Chest of Drawers.

Кресло Rag Chair, дизайнер Тейо Реми для Droog Studio. Фото: Robaard/Theuwkens. Стиль: Marjo Kranenborg, CMK

Кресло Rag Chair, дизайнер Тейо Реми для Droog Studio. Фото: Robaard/Theuwkens. Стиль: Marjo Kranenborg, CMK


- Получается, роскошь, о которой речь идет в названии выставки «Новая роскошь. Голландский дизайн в эпоху аскетизма», - это трюк?

- Мне не очень нравится слово «трюк».

- А как бы вы назвали это иначе?

- «Новая роскошь» - это значит создавать что-то особенное с помощью чего-то простого. Так что главное здесь – простота, определенном образом обработанная. Мне многие говорили, что это нельзя называть роскошью, ведь все здесь такое простое, но суть как раз в принципиально новой обработке этой простоты.

- То есть идея дизайна Droog заключается в переворачивании всего вверх дном?

- Да, в неожиданном! Ресторан в аквариуме – это неожиданно. Но это никак не «трюк», большинство проектов весьма серьезны: они говорят о том, что мы находим важным. Так, роскошь не обязательно должна быть в покупке чего-то дорогого ради названия бренда, но в покупке дорогих вещей просто потому что они нравятся. Это иной взгляд на роскошь. Скажем, много разговоров идет о копировании предметов китайцами. В Китае очень много дизайнерских школ, и они очень стараются создать что-то новое. Но я считаю, что если у них есть многовековая традиция копирования, то почему бы не продолжать её? Копировать, но в оригинальной манере.

- Мне кажется, речь скорее идет не о копировании, но о трансформации?

- Именно. Копирование в оригинальной манере и есть трансформация. Ведь практически невозможно быть полностью оригинальным. Как вы могли заметить, для своей выставки мы заимствовали многие уже выработанные идеи. Мы всегда используем то, что уже существует, будь это коллекция в музее или что-то найденное на улице.

Скамейка Tree Trunk, дизайнер Юрген Бей для Droog Studio. Фото: Gerard van Hees

Скамейка Tree Trunk, дизайнер Юрген Бей для Droog Studio. Фото: Gerard van Hees

- А в чем идея скамейки Tree Trunk Юргена Бея? Как она создавалась?

- Это немецкий проект. Мы должны были создать скамейку для парка, и дизайнер сказал, что вокруг полно упавших деревьев, поэтому он взял дерево и обработал его внутри расположенного в парке замка, который когда-то принадлежал нидерландской принцессе, вышедшей замуж за немецкого принца. С каждым предметом связана какая-то история.

- Этот предмет стал успешен?

- Да, и он стал весьма дорогим, потому что сам дизайнер стал востребованным.

- Как вы решили поместить его в коллекцию Droog?

- Мы помещаем предмет в нашу коллекцию, когда считаем, что он подходит. Обычно у нас есть пятнадцать-двадцать проектов, но из них только несколько попадают в коллекцию.

- Магазин, в котором продаются объекты Droog, находится в амстердамском Droog Hotel? Только там?

- Десятого декабря открывается новый магазин в Гонконге.

- Второй в мире?

- Да. Это франшиза. Разумеется, мы создавали дизайн,и мы будем на открытии, но организуем всё не мы.

Кресло Do hit, дизайнер Марийн ван дер Пол для Droog Studio. Фото: Robaard/Theuwkens. Стиль: Marjo Kranenborg, CMK

Кресло Do hit, дизайнер Марийн ван дер Пол для Droog Studio. Фото: Robaard/Theuwkens. Стиль: Marjo Kranenborg, CMK

- Считаете ли вы свои предметы арт-объектами?

- Хороший вопрос. Нет, думаю всё же, нет. Если же говорить об арт-дизайне, то да, многие из этих предметов могут таковыми считаться, потому что они очень дороги в производстве и поэтому выпускаются в ограниченной серией. Остальные же делаются для магазина. Многие дизайнеры со мной не согласны, но я вижу эти объекты как выгодные вложения, haute couture, которая потом спускается в более дешевые магазины. Я считаю, что дизайнер должен иметь право на эксперименты, а потом, возможно, упрощать объекты, чтобы сделать их дешевле для широкой аудитории. В то время как дешевые вещи легко выбрасываются, дорогие предметы, ставшие вложениями, остаются навсегда. Это в своем роде борьба с культурой потребительства. Они передаются детям, а затем внукам.

Стул Panton, дизайнер Вернер Пантон, 1960 год. Производится компанией Vitra с 1967 года

Стул Panton, дизайнер Вернер Пантон, 1960 год. Производится компанией Vitra с 1967 года

- Стул Panton chair, спроектированный Вернером Пантоном, ведь не такой уж и дорогой, но все равно настоящий арт-объект. Вы со мной согласны?

- Да, возможно, он стал таковым после смерти дизайнера. Это самый первый изготовленный экземпляр пластикового стула, изготовленный методом штамповки. Так что в каком-то роде это памятник.

- Тогда, что в вашем представлении арт-объекты?

- Искусство для меня заключается в полной свободе самовыражения. В нем нет политических заявлений. Искусство гораздо свободнее, в то время как у дизайнера всегда есть ограничения. Мне кажется, когда художники прибегают к дизайну, они используют его как инструмент.

- А дизайнеры Droog, они художники или нет?

- Нет, они не художники. Из своего опыта я заметила, что художники настолько свободны в своем воображении, что они порой не прислушиваются к брифу. Дизайнеры же всегда остаются в своей постоянной области, внутри которой они находят свою свободу, отличную от той, какой обладают художники.

Кресло Rag Chair, дизайнер Тейо Реми для Droog Studio, 1991

Кресло Rag Chair, дизайнер Тейо Реми для Droog Studio, 1991

Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться