Новости
АВТОР: Юлия Яковлева
09.11.2010
Мартин Лоуренс-Баллард
Мартин Лоуренс-Баллард

Мартин Лоуренс-Баллард

Мартин Лоуренс-Баллард

Мартин Лоуренс-Баллард

RDH.RU встретился с одним из самых востребованных дизайнеров Америки. Мартин Лоуренс-Баллард рассказал о том, как он создавал дом для Элтона Джона и в чем разница между обычным клиентом и клиентом-звездой.

Мне приходилось читать в ваших интервью, что вы довольно рано поняли, что хотите стать дизайнером. Как так?

Я родился и получил образование в Лондоне. Так что со стороны родителей я англичанин. А вот бабушкам и дедушкам обязан итальянской и французской кровью. Отец пел в опере, часто менял города, так что мое детство прошло в разъездах по Европе. С малых лет я бывал в совершенно грандиозных местах: немецких замках, итальянских соборах и палаццо, великих музеях. Это все исподволь воспитывало вкус и подводило к профессии дизайнера. А будучи подростком, я просто влюбился в блошиные рынки, постоянно что-то покупал и продавал. Так что в буквальном смысле на ощупь научился определять, чего стоит та или иная вещь. Стиль, эпоха никогда не были для меня книжным понятием.

Появились любимые?

В ту пору, я бы сказал, я научился любить все. Я совсем не против всеядности. Но все же у меня есть любимцы: ориентализм, а также старая испанская и португальская мебель. Я люблю их за причудливость. И за то, что эти вещи при всей своей самобытности могут органично вписаться в абсолютно любой интерьер.

У вас впечатляющий список клиентов: Шер, Элтон Джон, Тамара Меллон, страница светской хроники, да и только. Как удается ладить с такими эго?

Растворяться в них, оставляя от себя только навыки дизайнера. Все остальное – как хотят они. Если клиент хочет дом в стиле 1940-х, я это сделаю. Хочет поп 70-х – будет и это. Хочет французский дом или тосканскую виллу – клиент всегда прав. Это ведь его дом и ему там жить. Дизайнер должен работать для клиента. А значит, понимать его потребности, мечты, взгляд на вещи. И затем придавать этому материальное выражение. Да, я бы так и сказал: хорошо сделанный дизайнерский проект – это продолжение, как бы расширение личности клиента. Со всеми своими клиентами я остаюсь после проекта в дружеских отношениях – потому что каждый проект сближает. Ты пытаешься понять своего заказчика, проводишь с ним много времени, причем с искренним интересом, и из всего этого рождается простая человеческая симпатия.

 

Дом Тамары Меллон

То есть светские, социальные навыки все-таки идут впереди чисто профессиональных?
Общение – это только часть уравнения, как, впрочем, и дизайн. Важно наладить мост, установить доверие между вами. А доверие невозможно без профессионализма. Но зато когда оба слагаемых на месте, то удается добиться поистине волшебной гармонии – идеального партнерства между дизайнером и клиентом.

Дом Кида Рока

Дом Кида Рока

 

Дом Кида Рока

Дом Кида Рока

А в чем принципиальная разница между просто богатым клиентом и клиентом-звездой?

Забавно вот что. Знаменитые люди смелее. Они не боятся своих фантазий  и не боятся жить в них. Им нравится, когда удается создать пространство, выражающее их собственное творчество. Шер, например, хотелось нечто в индийском духе. А Элтону Джону – в стиле Studio 54. Я должен сказать, что для дизайнера это просто манна небесная.

 

Квартира Элтона Джона


 

Квартира Элтона Джона


 

Квартира Элтона Джона

Первый в жизни звездный клиент, наверное, как первая любовь?

Ну, практически. Моей первой знаменитой клиенткой была Шерил Тайг, супермодель 1970-х и вообще американская икона. Ей хотелось дом в балийском стиле. Не дом даже, а павильон. И это в центре калифорнийского Бель-Эйр! Опыт был совершенно захватывающим. Я как будто получил билет в большой мир: подобной свободы я никогда раньше не испытывал. И что было еще удивительнее, проект моментально попал на обложки журналов, о нем писали, с этого момента и началась моя карьера.

 

Дом Шерил Тайг



Дом Шерил Тайг

У вас есть коллекции тканей, мебели и даже ароматических свечей – что это значит для вас?

Как всякий опыт разработки собственной коллекции, вероятно, ничего, кроме желания собрать воедино то, что любишь сам. Не имея в виду никакого конкретного адресата. Просто делишься тем, что любишь, с теми, кто хочет с тобой это разделить. Из своих путешествий я вывез столько красочных впечатлений, что хватило не на одну коллекцию тканей. На мебель же вдохновили индийские и марокканские образцы, которые мне только доводилось видеть в музеях и на аукционах. Они экзотичны, но при всей своей затейливости, по-моему, очень современны на вид. И, разумеется, замечательно отделаны: искусственная слоновая кость, черное дерево, красный лак, тщательная финальная обработка воском.

Опишите ваш обычный день. Что вот вы, например, сегодня делали?

Честно говоря, у меня сегодня не вполне обычный день, а именно выходной – чем и объясняется интервью. Я, стало быть, проснулся, позанимался минут сорок пять в тренажерном зале, потом отправился на бранч с Видал Сассуном, вот у кого великолепный дом, кстати. Съел вкуснейший французский тост и персиковый беллини «У Гарри». Погулял с собакой, ее зовут Дива. Потом был поздний ланч с друзьями – актером Джонни Ли Миллером и его новой женой Мишель Хикс, музой Гальяно. Сейчас вот дома, собираюсь паковать чемодан, чтобы ехать в Лондон на следующей неделе – запускаю коллекцию мебели. Так что начнется чехарда. В данный момент мои личные рабочие места раскиданы по пяти странам, шесть коллекций в работе.

Если бы вы могли поработать для любого человека, не важно, ныне живущего или умершего, то кого бы вам хотелось больше всего увидеть своим клиентом?

Оскара Уайльда. Он очень вдохновляющий и требовательный – человеку с таким вкусом трудно угодить, но в этом и вся соль. Я бы ему вот что предложил. Драпировки из восточных тканей, низкие диваны. Персидские ковры. Шатровые потолки. Несколько очень дорогих красивых вещей, изящные безделушки – все расставлено в кажущемся артистическом беспорядке, но очень выигрышно. Чтобы он мог и развлечь своих гостей, и в то же время хорошо чувствовал себя сам, работая, чтобы это место подстегивало его фантазию.

Драпировки, вы упомянули. Ткани ваша слабость?

Натуральные ткани. Особенно шелк-сырец.

Хорошо. Покажите карманы.

Зачем?

Любопытно.

Хм. Вот «Блэкберри». Вот айфон. Первый, чтобы звонить. Второй в основном, чтобы снимать и показывать фотографии. Серебряная цепочка для ключей от Лори Родкин. Бумажник из крокодиловой кожи от «Hermes». В нем деньги. Показывать? Деньги из трех стран, чем, конечно, не мешало бы заняться и навести порядок. Визитки. Шесть кредиток. А в этой маленькой серебряной антикварной коробочке моя обычная доза витаминов. Удовлетворены?

А что из серии «не расстался бы и на день» не влезло в карман?

Грузовик Mersedes. У меня есть G5, но все же. Еще сады Сен-Лорана в Марокко, скульптуры Аниша Капура, парижский Hotel Costes. Ну и Музей Гуггенхайма в Бильбао – я имею в виду не начинку, а само здание Фрэнка Гэри. В карман все это точно не поместится.

Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться