Новости
АВТОР: Анна Пантуева
29.09.2010
Альберто Калач
Альберто Калач

Альберто Калач

Альберто Калач

Альберто Калач

Альберто Калач – глава бюро TAX и один из крупнейших архитекторов Мексики. В интервью RDH.RU он рассказал об экологии, садах и тупости правительства.

Спектр проектов Альберто Калача широк – от частных домов с открытыми террасами и большими окнами, до целых мегаполисов, вроде плана Ciudad Futura, «город будущего». Среди его недавних построек – фантастическая по красоте и оригинальности Библиотека Хосе Васконселоса в Мехико.

– В двух словах, что такое Ciudad Futura?

– Мехико – город с большими проблемами. Ciudad Futura – наш план по решению некоторых из них. Например, проблем с водой – сейчас она поставляется из других бассейнов за большие деньги; проблем с экологией – мы же все здесь уже разрушили. Мы хотим сделать Мехико более эффективным и социально справедливым.

Проект Ciudad Futura

Проект Ciudad Futura

– Насколько плотно вам приходится сотрудничать с властями?

– Идея и инициатива проекта – наши. Роль властей – выслушать, принять решение и одобрить проект или его часть. Но они этого не делают.

– Власти действуют консервативно?

– Они действуют просто тупо. Там сидят люди с низким уровнем интеллекта, образования и осведомленности. Есть исключения, но бюрократия чудовищна. Это результат жизни всего общества с низкой моральной планкой. На практике они не способны вникнуть в комплексный план.

– Вы предпочитаете частные проекты государственным?

– Нет, ведь мы работали с властями над этим проектом 15 лет. А теперь оказывается, что они не в состоянии осуществить его: нужно садиться за стол с другими политиками, договариваться, а они этого не могут – они заняты только своей выгодой и своим карманом. И вот вы, пожалуйста, напечатайте мои слова!

Библиотека Хосе Васконселаса, Мехико, 2008г.

Библиотека Хосе Васконселаса, Мехико, 2008г.

 

Библиотека Хосе Васконселаса, Мехико, 2008г.

Библиотека Хосе Васконселаса, Мехико, 2008г.

- То есть в архитектуре существует коррупция, как в случае с библиотекой Васконселоса: построили, а книг нет, и открылась она только спустя пару лет?

– Это проекты разного уровня, но оба показательны. Библиотека – инициатива тогдашней главы по культуре, она начала их строить по всей стране. Но почему-то все были против библиотеки, даже интеллигенция, архитекторы, писатели! После ухода главы с поста стали сооружать не библиотеки, а тюрьмы. Местное правительство строит тюрьмы и устраивает в центре города цирк – у нас вечно какой-то цирк происходит. А государство  ведет войну. Так что в общественном туалете им сидеть, а не в правительстве!

– Вы хотите сказать, что война против наркокартелей, которую ведет правительство Кальдерона, вбирает в себя бюджет, положенный на архитектуру?

– Самый тяжкий экономический груз страны – бюрократический аппарат. Он сжирает финансовые ресурсы, которых остается очень мало. Из того, что осталось, делаются отчисления на войну. Не лучше ли вместо этого давать деньги на образование? Печально! Но все изменится к лучшему. Лет через сто.

– Вас раздражает, когда кто-то смотрит на ваше здание и говорит: «Ну, это он у Баррагана взял»?

– Нет, во-первых, я обожаю Баррагана. Но я не считаю, что строю, как Барраган. Я хотел бы, но это не так! Он решал задачу: как создать эмоциональное пространство, используя простые базовые элементы, – и в этом я у него учусь.

– Насколько для вас важно включить в проект сад?

– Мы делаем в проекте сад или зеленый уголок всегда, когда это возможно. Сады в архитектуре придают ей возвышенность. Здания утилитарны, а сады – только для удовольствия. Это та территория, на которой архитектура отдыхает от своих утилитарных обязанностей.

– Обыватель смотрит на здание и говорит: «Оно уродливое». Шкала «красивое – некрасивое» применима в архитектуре?

– Красота – фундаментальная составляющая архитектуры. Я знаю много архитекторов, которые говорят, что, мол, им красота не важна, что она – только побочное явление. Конечно, если построить структуру логичную, инженерную – мост, например, в нем уже будет некая красота. Но жилище – не мост, в нем есть атмосфера и настроение, и красота становится частью проекта.

– Целесообразно ли говорить о стиле в современной архитектуре в XXI веке, после постмодернистских игр?

– Лично меня стиль не волнует. Одни архитекторы работают, исходя из адекватных методов: в джунглях – тростник, в мегаполисе – сталь. У них не стиль, а стратегии. Другим стиль интересен – например, Фрэнку Гери. Он художник, и поэтому где бы он ни строил, вы всегда поймете: это Гери. И это классно, что он может так работать. А я не могу – потому что у меня нет заранее готового видения проекта, я проектирую, исходя из множества задач.

Дом в Нанкине, 2005г.

Дом в Нанкине, 2005г.

– Как вам работалось в Китае?

–Мне посчастливилось, меня пригласил - наряду со Стивеном Холлом, Кадзуо Седзимой и другими известными архитекторами - Арата Исодзаки. Заказчик хотел несколько вилл у озера. Я стал ездить по Китаю и увидел: большая часть населения – крестьяне и живут в очень плохих домах, а традиционной архитектуры осталось мало, ее сносят. И я решил сделать вариацию на тему китайской архитектуры, чтобы выглядело ближе и понятнее простому человеку – из дерева и традиционной плитки.

Проект Ciudad Futura

Проект Ciudad Futura

 

Проект Ciudad Futura

Проект Ciudad Futura

Дом в Калифорнии, 2008г.

Дом в Калифорнии, 2008г.

Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться