Новости
АВТОР: Анжелина Вин
09.08.2010
Архитектор Одиль Дек
Архитектор Одиль Дек

Архитектор Одиль Дек

Одиль Дек

Одиль Дек

Самая известная женщина-архитектор Франции побеседовала  с RDH.RU о целях современной архитектуры.

В 1990-е годы  французский архитектор Одиль Дек вместе со своим партнером Бенуа Корнеттом работала в стиле хай-тек, а сегодня отрицает приверженность к какому бы то ни было стилю вообще. С 1992 года Одиль Дек преподает в Специальной школе архитектуры в Париже, а с 2007-го является ее директором. Она строит общественные здания и частные дома по всему миру, а также проектирует интерьеры и мебель.

Ее последний проект – Музей современного искусства в Риме  – MACRO – будет официально открыт в конце 2010г.

– За здание банка BPO (Banque Populaire de l'Ouest) в Ренне вы получили награду – «Золотого льва» на Венецианском биеннале 1996 г.  В чем особенности этого проекта?

– Во-первых, в том, что я и мои коллеги справились со множеством  ограничений, с которыми столкнулись в самом начале. Когда архитектору дают меньше свободы, он способен совершить подвиг. Мы были молодыми, неизвестными и очень удивились, когда клиент выбрал наш проект – образец хай-тека: со стеклянными фасадами и металлическими стенами. Мы долго обсуждали концепцию вентиляции, максимально естественного освещения и панорамных видов, которые были очень важны для клиента. Кроме того, нам не хотелось, чтобы люди резко отрывались от окружающей природы и неожиданно для самих себя оказывались в офисных креслах. Поэтому мы сделали очень длинный холл, как постепенный переход из мира природы в строгий мир офиса. Заказчик не хотел устанавливать кондиционеры и жалюзи, поэтому нам пришлось развернуть здание так, чтобы солнечный свет не мешал работать, а фасад не перегревался.

– Теперь ваша архитектура более скульптурна?

– Я всегда работаю с теми возможностями, которые предоставляют место, назначение сооружения и бюджет. В каждом своем проекте я хочу воплотить какое-то приключение, сделать что-то неординарное.

– Изогнутые, неправильные, геометрические – с какими формами вам больше нравится работать?

– Это зависит от изначальных возможностей. Например, в интерьере ресторана Opera Garnier в Париже нам не разрешили трогать ничего. Колонны, своды, стены – там все неприкосновенно, ведь это национальное достояние! Мы могли изменить только пол, и тогда придумали совершенно новые, обтекаемые объемы, образующие второй уровень. Когда заказчик рассматривал проект, он воскликнул: «Это маска призрака оперы!» В принципе, форма не так важна, она – лишь  показатель степени свободы, которая предоставлена архитектору.

– В чем цель современной архитектуры?

– В том, чтобы каждый получил укрытие и чтобы каждый оценил общественный проект архитектора.  Просыпаясь по утрам, я иногда спрашиваю себя: «Да, я хороший архитектор, но для кого и для чего я работаю, в чем смысл моей работы?» Например, когда шло строительство музея MACRO, обычные люди подходили ко мне и говорили: «Спасибо вам за прекрасный музей!»  Для меня важно, чтобы люди почувствовали себя счастливыми. Это моя цель.

RDH.RU благодарит  Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» за помощь в организации интервью.


Музей современного искусства в Риме, открыт для посещения в 2010г.

Офис западного  отделения Народного банка (Banque Populaire de l'Ouest) в Ренне, 1991г.

Проект частного дома Red Lace в Италии, 2004г.

 

Фойе и мебель офиса ЮНЕСКО в Париже, 2001г.

Нравится материал? Подписывайтесь на нас в Facebook
Присоединиться